Семья сирот из Жайсана с маленьким ребенком просит помощи

Автор:
Семья сирот из Жайсана с маленьким ребенком просит помощи

На фото: Шанхай. Малосемейка по ул. К.Оспанова. Здесь получили комнату Данагуль и Василий Мыськовы, но переехать они никак не могут. С потолка течет, в окна дует, на цементном полу кусок ободранного линолеума. У ребенка нет даже кроватки. || Фото Владимира ЗОБЕНКО

Данагуль и Василий Мыськовы выпускники Жайсанского интерната. Она подкидыш, он круглый сирота. Выросли, поженились, родилась дочь, скитались по съёмным комнатам. Недавно акимат дал им временное жильё. Без полов, с протекающей канализацией, неработающим санузлом и долгом 60 тысяч тенге.

– Я вынуждена просить всех добрых людей: помогите, – говорит Данагуль. – Может, мама моя узнает в газете, отыщется. Мне от нее ничего не нужно, увидеть бы. Она приезжала ко мне в детский дом. Один раз и больше не вернулась…

Данагуль и Василий не собирались обращаться в газету. Идею им подсказали добрые люди – соседи в реабилитационном центре, куда временно их поселил акимат. С 16 лет выпускники детского приюта привыкли пробиваться сами. Учились, работали, снимали жилье. Пытаясь выжить, Василий после смены на заводе работал грузчиком, Данагуль нянчила чужих детей, а их родители ее кормили, одевали, давали кров.

– Долги за комуслуги прежних хозяев – 60 тысяч тенге, только за отопление 31,5 тысячи, – говорит Василий.

– Сейчас нам по 30 лет, – рассказывает Василий. – Своего жилья нет, мы его снимали. Но Данагуль не работает, сидит с дочкой, моей зар­платы не хватает, уже месяц мы живем в реабилитационном центре. Нас просят выселиться, а идти нам некуда.

– Я ходила к депутатам, в городской акимат, недавно нам наконец-то дали комнату в малосемейке, – говорит Данагуль. – Но здесь за комуслуги долг 60 тысяч тенге. Канализационная труба в стене протекает, вместо пола цемент. Есть унитаз, но он не работает. Сами мы ремонт сделать не можем. Нужны хотя бы стройматериалы, но купить их не на что. Нужны палас, дочь ползает, детская кровать, диван, шкаф, стол, стулья, занавески, холодильник. Может, у кого-то есть все это ненужное, мы бы взяли.

Стабильным доходом семьи Мыськовых до недавнего времени было пособие Данагуль по уходу за ребенком – 13 тысяч тенге. Но Виктории исполнился год и этих денег у семьи больше нет.

– Я шабашу, но заработанного на ремонт не хватит, – говорит Василий. – Без помощи нам не обойтись.

Санузел прямо у входа в комнату. «Первым делом надо поменять канализационную трубу, она протекает», – говорит Данагуль.

– Как вы попали в детский дом?

– Я в 6 лет. Мама умерла, отца посадили. Потом и он умер. Я из «Щербаковского» Айтекебийского района. Там у меня оставалась тетя. После выпуска я жил у нее, поступил в училище, выучился на тракториста, но работы не было, и я уехал в город. Потом тетя умерла, больше у меня никого нет. А Дана – подкидыш, у нее в документах это написано.


– Моя девичья фамилия Мухтарова, это фамилия мамы и папы по документам, но я их не знаю, – говорит Данагуль. – Выросла в детдоме. Мама приезжала, когда я была маленькой. Сказала, что у меня есть старшая сестра и младшая. Может, это и не мама была, а женщина, которая хотела меня взять и не взяла, я не знаю. Но маму очень хочу найти. Может, она узнает меня в газете, захочет увидеть. Может, она искала меня и не могла найти… Я ничего не буду от нее требовать. Если отдала меня, наверное, ей трудно было. Мне вот в собесе тоже предлагали отдать Вику в «Умит», но я не хочу, а тогда, наверное, время было другое.

– После интерната я не знала, как жить, нам ведь ничего не объясняют. Отправили в Бадамшу работать санитаркой, жить устроили у старой бабушки, мне надо было платить ей за жилье, а зарплата была 9 тысяч. Через 2 недели такой жизни я уехала в город. Меня приютили добрые люди. Я нянчила их детей, они меня кормили и одевали, я очень им благодарна. Потом я встретила Васю. Мы одноклассники. Поженились, родилась дочь. На жилье как сирота я стою 1383-й, встала в 2015 году. Не было документов, прописки, учетный лист я потеряла, я даже не знала для чего он. Еле-еле через собес прописались с мужем в центре адаптации. Но дочь туда не прописывают, из-за этого не могу поставить ее в очередь на садик.


– Меня после детдома отвезли в Айтекебийский район, не знали, что делать. Хорошо, тетя еще живая была. Мы ее похоронили, 2 месяца с Даной жили в ее доме, потом дом продали, и мы уехали в город, – говорит Василий. – В «Щербаковский» мы ездим только на могилу матери.

Желающие помочь семье Мыськовых звоните: 8 707 874 86 59, 8 705 971 07 05.

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Добавить комментарий
  • Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.

Все комментарии (1):
Сортировать:
фото пользователя VIP Pest
VIP Pest
обратите внимание на девушку у неё нету отклонении в плане умственно отсталой.хотя ДЛЯ ДЕТЕЙ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ"это говорит о многом.я видел здоровых но отсталых в развитии по сравнениею с этой девушкой
Ответить 09.11.2017, 15:44